<< Главная страница

Дмитрий Биленкин. Адский модерн




Степан Порфирьевич Демин - мужчина лет пятидесяти с тусклым взглядом и мышиной сединой в волосах - был изрядной сволочью. Неудивительно, что в один прекрасный день к нему явился дьявол.
Адский чиновник был в отличном немнущемся костюме из синтетики, белой нейлоновой рубашке с серебристым галстуком-плетенкой. В когтистых лапах он держал элегантный портфель "атташе", а в клыках у него дымилась заграничная сигарета "Кэмел".
- Вами совершено ровно тридцать три подлости, - любезно сообщил он Демину. - Ввиду этого мы уполномочены забрать вашу душу.
- Позвольте? - возмутился Демин. - Насколько мне известно, лимит подлости...
- Совершенно верно. Но не далее как месяц назад адское управление срезало лимит ровно вдвое.
- Но это же беззаконие! Произвол!
- И снова вы совершенно правы: беззаконие. Во многих частях света беззаконие нынче в моде. Фашистские перевороты, попрание конституции, всякие там хунты... Да что говорить! Ад старается идти в ногу с прогрессом вообще и со злодейством в частности.
- Могли бы предупредить...
- Ну что вы! Тогда это уже не было бы чистым произволом. Понимаете?
Дьявол ласково улыбнулся и сел, поигрывая хвостом. Демин удрученно кивнул, но внезапно его осенила какая-то мысль.
- Ваш документик, пожалуйста.
Дьявол небрежно швырнул на стол свое удостоверение личности.
Демин надел очки, пощупал корочки, сверил дьявольское рыло с изображением на фотографии, колупнул ногтем адскую печать и со вздохом вернул удостоверение.
- Теперь я хотел бы ознакомиться с правилами изъятия души, - сказал он, тяжело глядя сквозь очки.
- Не беспокойтесь, они несложны. Во-первых...
- Не надо. У вас должна быть инструкция.
Дьявол кисло сморщился.
- Проклятая бюрократия! - пробормотал он. - Ведь наукой доказано, что...
- Наука наукой, а бумага бумагой, - назидательно проговорил Демин. - Почему я должен верить вам на слово? Не в моих это правилах. Надеюсь, и не в адских тоже.
Дьявол смиренно наклонил голову и извлек из портфеля увесистый том, на переплете которого пылало огненное слово: "Инструкция".
Степан Порфирьевич углубился в изучение. Посапывая от удовольствия, он время от времени вопросительно вскидывал брови, благоговейно шевелил губами и тщательнейшим образом вникал в текст. Его обычно тусклые глаза сверкали, будто спрыснутые живой водой.
Скучающему дьяволу все это надоело, и он, бесцеремонно развалившись в кресле, включил телевизор, где транслировался хоккей с шайбой. Хоккей его так увлек, что он закурил две сигареты "Кэмел" сразу и увеличил звук до предела.
- Вы мне мешаете, - скрипуче заметил Демин.
- И великолепно, - не поворачивая головы, отозвался дьявол. - Трудности создаются затем, чтобы их преодолевать. Вы согласны?
Демин покосился на азартно подрагивающий хвост дьявола испепеляющим взглядом, но снова погрузился в чтение.
- Да-а, - сказал он наконец, - толково составлено. А я-то думал, что договор надо писать кровью.
- Устаревшее, крайне негигиеничное правило! - фыркнул дьявол. - Вот вам бланк, заполняйте, и дело с концом.
Он даже не потрудился оторваться от телевизора - там истекали последние минуты матча, а исход был все еще сомнителен. Нужный бланк сам выпорхнул из портфеля и лег перед Деминым. Тот осторожно взял его кончиками пальцев, придвинул чернильницу и неразборчивым канцелярским почерком заполнил графы. Едва он поставил число и подпись, как из портфеля выскользнула большая круглая печать и с грохотом прихлопнула документ.
Запахло чем-то адским.
- Мне как, уже собираться? - осведомился Демин.
- Помолчите! - рявкнул дьявол, бурно аплодируя решающей шайбе.
Выключив телевизор, он с просветлевшим рылом обернулся к своей жертве.
- Ну что, заполнили? Великолепно. Так, так, все по форме... Люблю иметь дело с образованными грешниками. - Острием ногтя он размашисто поставил визу. - Сейчас мигом слетаю в ад, зарегистрирую договор и... Да вы не расстраивайтесь, старина! Все вы потерянное поколение, как сказал Хемингуэй. Всем вам жариться на сковородке... простите, в инфракрасной духовке. Се ля ви!
Он помахал договором, захлопнув портфель и со словами: "Не беспокойтесь, муки у нас организованы по последнему слову психоанализа!" - испарился.
Минуту спустя он возник снова.
- Вот что, старина, - сказал он небрежно. - Договорчик придется переписать.
- Это еще почему? - встрепенулся Демин.
- Вы заполнили бланк чернилами. Нельзя чернилами, да к тому же еще фиолетовыми. Только шариковой ручкой, а еще лучше - фломастером. Наш ад, повторяю, неукоснительно следует прогрессу вообще и прогрессу канцелярской техники в частности. Перепишите.
- Не буду, - твердо сказал Демин.
- То есть как это не будете?
- А вот так. Не Хэмингуэем надо было увлекаться или там еще другим каким модерном, а следить за правильным ходом делопроизводства.
- Но, но, - неуверенно проговорил дьявол. - Лимит вашей подлости исчерпан, и потому...
- И потому, молодой человек, договор, однажды завизированный уполномоченным преисподней, в случае установления впоследствии несоответствия его с утвержденным образцом, чему причиной было коварство душеотдатчика, подлежит пересоставлению лишь с согласия последнего. Если же такового согласия не будет, то душеотдатчик вступает с адом в новые взаимотношения, регламентированные параграфом "Вельзевул-117", из которого следует, что данный душеотдатчик проходит уже не по разряду "сволочей", а по разряду "гнусных гадин", которому соответствует удвоенный лимит подлогнусностей. Такова адская инструкция, с которой вам не мешало бы ознакомиться получше.
Рога и копыта дьявола побледнели.
- Но это же формалистика... - прошептал он.
- За несоблюдение которой вы получите выговор. Так что сгиньте с моих глаз немедленно. Инструкцией заклинаю... Раз...
- Послушайте! - завопил дьявол, скверно воняя серой. - Ваша подлость взяла, но на будущее... Откуда, откуда вы взяли чернила?! Их же теперь не сыщешь даже за бессмертие души...
- А я, молодой человек, некоторым образом - хе-хе! - консерватор. Так-то оно, знаете ли, надежней.
Дмитрий Биленкин. Адский модерн


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация