<< Главная страница

Дмитрий Биленкин. Гениальный дом






- Прошу, - широким жестом пригласил Юрков. - Выбирайте.
- Здесь? - мешковато вылезая из реалета, переспросил Смолин.
- Если вам нравится.
Крапчатые глаза Юркова смотрели враскос, безучастно, однако в них плескалось затаенное озорство. Хмыкнув, Смолин огляделся.
Трава на лугу пестрела таким ярким узором соцветий, что их хотелось прижать к груди. Редкие березы бросали прозрачную и зыбкую тень. С трех сторон подступал лес, с четвертой открывалась река, голубели дали предгорья. Яркие снежники вершин бросали на все чистый, как в поднебесье, отсвет.
Смолин широко вздохнул.
- Тут славно...
- Тогда приступим, - деловито оказал Юрков.
Его поджарая фигура перегнулась через борт реалета. Он вытянул из-под сиденья увесистую сумку, извлек скупо блеснувший кристалл и протянул его Смолину. Форма полупрозрачного кристалла смутно напомнила Смолину хрустальное, с гранями на боках яйцо, которым он забавлялся в детстве. Только это яйцо гораздо превосходило размерами ту старинную безделушку.
- Да, немного великовато. - Юрков перехватил взгляд. - Обычное свойство экспериментальных образцов, ничего не поделаешь. Держите!
"Яйцо" оказалось неожиданно легким. Смолин неловко прижал его к груди. На ощупь оно было теплым и, несмотря на твердость, упругим. При повороте граней в его зеленоватой глубине мутно перекатывались неясные волны и вспыхивали точки фиолетовых огоньков.
- Странный у него вид, - пробормотал Смолин.
- Еще бы, - Юрков усмехнулся. - Действуйте.
- Как?
- Очень просто. Выбирайте площадку. Где угодно. Неровности почвы, слабый уклон - неважно. Станьте там, где, по вашему мнению, должен быть дом. Следите только, чтобы до ближайшего дерева или куста было метров десять. Все!
Смолин сделал несколько неуверенных шагов.
- Может быть, здесь? - спросил он, озираясь.
- Прекрасно! Бросайте яйцо.
- Прямо так?
- Конечно.
- Жаль портить такое место...
- Оно не будет испорчено. Бросайте.
Смолин осторожно опустил кристалл на землю. Светлый край облака, ослепительно просияв, коснулся солнца. Луг потемнел.
- Теперь отходите.
Все из той же сумки Юрков извлек вороненую трубку с призматическим рефлектором на конце. Отступая к реалету, размотал витой шнур.
- Дальше, дальше, иначе собьет.
- Что?
- Сейчас тут будет немного ветрено. Браслет снимите - может испортиться. - Юрков отстегнул свой наручный видеофон и кинул его на сиденье реалета. - Кладите свой туда же, там он будет заэкранирован. Вот так, порядок. Начнем!
Перегнувшись через крыло, Юрков подключил шнур и, отступив от реалета на шаг, небрежно повел трубкой в сторону кристалла. В ней что-то зажужжало. Рука Юркова замерла.
Ничего не произошло. Сухо трещали кузнечики, зеленоватый овал кристалла мирно покоился среди ромашек. Он потускнел в траве и казался теперь обыкновенным булыжником, если бы не правильные затесы граней.
Затем что-то изменилось. Оболочка кристалла затуманилась, как при быстром вращении. То, что мгновение назад было камнем, оплавилось, потекло, вспухло рыжеющим сгустком.
- Ага, - сказал Юрков. - Видите?
Сгусток, расплываясь и ширясь, принимал грибовидную форму. В нем бешено и безмолвно крутились дымные струи. Все это походило на атомный, в миниатюре, взрыв. Только бесшумный и без огненного в сердцевине всплеска.
В спину ударил тугой ветер, согнул вершины ближних берез, рокотом пронесся по опушке. Смолин пошире расставил ноги. Ветер мчал сухие листья, сор, былинки, они бесследно исчезали в темном грибообразном вихре.
- Давайте присядем, - предложил Юрков. - Все это не так скоро.
Он сел, не опуская трубку излучателя.
- Джинн, а?
- Что?! - прокричал Смолин.
- Я говорю: джинн! Когда он вылезает из бутылки. Непохоже?
Нет, теперь это было непохоже. Теперь над лугом, опираясь на тонкую ножку, висела коричневатая масса. Она клубилась, постепенно становясь угловатой. В ней проступали желтые и красноватые, быстро меняющиеся пятна. Воздух дрожал, преломляя очертания склоненных деревьев.
От массы отделились четыре отростка, дружно коснулись земли: взвился дымок.
- Корневая фаза, - прокомментировал Юрков. - Воздух предоставляет нашему детищу азот, кислород, углерод. Прочие нужные материалы оно, как и подобает добропорядочному растению, берет из земли. А мой излучатель играет роль солнца. Правда, загорать под таким солнцем я бы не посоветовал... Так, вот уже сегментарная фаза!
Ветер немного утих. Метрах в полутора от земли бесформенная масса образовала гладкое днище с пятью уходящими в почву опорами - четыре по углам, пятая, более толстая, оказалась точно в центре. Трава вокруг нее заиндевела. Сама масса заняла солидный объем пространства. Она явственно стекленела, хотя внутреннее кипение не стихало. Наметилась полусфера - одна, другая, третья. Быстро, как в калейдоскопе, менялся узор поверхности. Внутри угадывался объем каких-то форм. Они то проступали наружу, то, сминаясь, уходили вглубь. Одна из полусфер вдруг протаяла. Словно кто взмахнул резцом - теперь это была стена, а в ней самое натуральное, прозрачное, слегка выпуклое окно.
Ветер окончательно стих. Дом продолжал формироваться. Казалось, его изнутри лепят чьи-то проворные пальцы. В полной тишине - лишь поодаль пиликнул осмелевший кузнечик - текли минуты. Юрков давно опустил излучатель и, рассеянно глядя по сторонам, жевал травинку.
Облако наконец сползло с солнца, и первый яркий луч отразился в хрустальных парусах окон, затеплил изогнутые стены, оттушевал тени, словно положив всюду последний аккуратный мазок.
- Вот так! - Юрков глянул на часы. - И всего за семнадцать с половиной минут. Поздравляю вас с новым жилищем!
- Да-а... - протянул Смолин. Вздернув подбородок, он озирал дом. - Эмбриотехника, как погляжу, здорово шагнула вперед. Какая быстрота и четкость!
- Стараемся, - Юрков сдержанно улыбнулся. - Впрочем, главное тут не скорость. Вообще классическая эмбриотехника - уже пройденный этап.
- Пройденный?
- Ну, основной принцип, конечно, тот же, - снисходительно разъяснил Юрков. - Делать все, как природа, делать лучше, чем природа. Совпадают и основные приемы строительства. Зародыш, семя, клетка, в которой заложена вся генетическая программа развития организма, как в желуде скрыт будущий дуб. Питание, рост за счет, так сказать, местных материалов - воздуха, земли, воды, энергии солнца... Излучателя, то есть, но это несущественно. Словом, аналогия полная, кроме скорости - она в миллионы раз больше. Человек убыстряет все, к чему прикасается, разве не так?
- Все, значит, и себя тоже? - Смолин недоверчиво покачал головой. - Однако вы не ответили на мой вопрос.
- Терпение, терпение. Вы не только услышите, вы увидите ответ.
- Увижу?
- Вот как этот дом.
- Тогда почему бы не сделать это сейчас?
- Во-первых, я должен сначала показать вам дом, а мы не можем переступить порог, пока там не установится термодинамическое равновесие. Во-вторых, мои предки не иначе были коробейниками - люблю щегольнуть товаром!
- Товаром? Давно я не слышал этого архаизма.
- Верно! Все же от того, придется ли вам эта хижина по душе, кое-что зависит. Так что сравнение, поверьте, не столь уж нелепо.
- Долго вы будете говорить загадками?
- Сначала уточним главное. Обожаю последовательность! Вы хотели уединенно пожить и поработать в красивой местности. Так? Так. Место вы одобрили, жилище - вот. Нравится?
Смолин кивнул. Домик походил на изящную осененную березами раковину. Хотя он был приподнят над землей и опоры выглядели хлипкими, впечатления неустойчивости не возникало. Чем это достигалось, Смолин понять не мог. Не лесенкой же, которая спускалась от входной двери. Очевидно, все дело было в пропорциях.
Вычурным дом тоже не был. Он славно вписывался в пейзаж. В нем была естественность творения природы. Да, его создатели умели работать с размахом и вкусом.
- Неловко как-то, - пробормотал Смолин. - Такое - и ради одного человека. То есть, я понимаю, дом построен не только для меня, уеду - в нем будут жить другие люди. Но... Это что такое?!
Подполье дома внезапно озарилось мягким рассеянным светом.
- Идемте!
Подхватив сумку, Юрков зарысил к дому.
- Этот свет, - бросил он на ходу, - означает, что дом готов принять хозяев. Кстати, вы опасались, что строительство повредит луг. Загляните под пол.
Смолин нагнулся. Вся плоскость пола излучала теплый, солнечного оттенка свет. Под домом и вокруг него радужными капельками поблескивала густая роса. Если не считать этого, трава всюду была прежней, лишь центральную опору опоясывала жухлая кайма.
- Она и там оправится, - махнул рукой Юрков. - Согласитесь, что наш домик ничуть не вредит природе.
- Так, значит, этот свет возмещает затененной траве...
- Совершенно верно. Входите, входите! Надо представить вас дому.
- Это в каком смысле?
- Ну, познакомить, не ловите меня на слове. Как-никак это не просто стены, крыша и все такое прочее. Перед вами, если угодно, квазисущество. Росло, питалось, дышит - живет в некотором роде.
- Живет?
- Ладно, ладно - функционирует. Тут и философ запутается. Ноги, кстати, можно не вытирать, какими бы грязными подошвы ни были. Лестница всосет.
- Принцип перистальтики?
- Разумеется.
Подошвы слегка присасывались к ступеням. Смолин нажал сильней. Рант ботинка ушел в пористый, податливый материал.
- Не ново...
- А лишняя новизна нам ни к чему. Ее и без того хватит, ручаюсь.
В прихожей Юрков задержался.
- Последняя операция, минуточку... Видите этот красный круг на стене? Защелка здесь. Отводим заслонку. Тут гнездо для энергобатареи. Берем ее...
Он достал из сумки рифленый цилиндр, снял с торца колпачок. Открылись сизые бляшки контактов.
- Вот! Крепим батарею в гнездо - следите! - так, встала... Порядок! На месяц, а то и больше дом обеспечен энергией. Срок службы без подзарядки зависит от ваших потребностей и состояния неба. Совершенно верно: дом аккумулирует солнечный свет, не пропадать же ему зря... Еще на первых порах дом располагает запасом активационной энергии, которую он накопил во время строительства. Но это сущий пустяк, как, впрочем, и свет солнца. Подлинное сердце дома - здесь! Осмотрим помещения. Прошу.
Комнат оказалось две - поменьше для кабинета, побольше для спальни. В окна, мягко отражаясь от янтарных скосов стен, било солнце. Отсвет, как в чаше, собирался в кремовых вогнутостях потолка. В спальне на огромном экране стерео покачивалась тень берез.
И больше в комнатах ничего не было. Смолин приподнял брови.
- Мыслемебель?
- Она самая.
Юрков изящно взмахнул рукой. Пол колыхнулся, выгнулся горбом, образовал спинку, подлокотники. Юрков, не глядя, опустился в уже сформировавшееся кресло.
- Чем плохо?
Смолин пожал плечами.
- Я не говорю, что плохо. Просто я не понимаю этой новой моды. Чем мысленно всякий раз строить образ стола, кровати, стула, придумывать для их овеществления все более сложную рецепторику, куда проще, по-моему, взять и поставить обычную мебель. Экономим на мышечных усилиях и утруждаем мозг.
- Вы преувеличиваете. - Юрков мгновенно переделал кресло в качалку и откинулся в ней. - Не так это сложно и трудно. Или лучше тащить обстановку с собой? Два переезда равны одному пожару, как говаривали в старину. Кстати, вы не находите этот свет чересчур резким? Штор мы с собой не захватили, но...
Юрков капризно прищурился. Хрусталь окон, оставаясь прозрачным, потемнел, и в комнатах установился приятный рассеянный свет.
- Тонкая работа, - с уважением оказал Смолин.
- Это что! - У вскочившего Юркова был вид фокусника, в рукаве которого трепыхается голубь. - Подойдите, здесь в крае окна заметна толщина стеклобиолита. Лепесток, верно? Ударь посильней... А если дети? Расшалится парень, разбегается, споткнется... Как-никак метра два высоты падения. Воспроизведем ситуацию! Масса у меня побольше, чем у ребенка, я разбегаюсь... Не за мной, за окном следите! Раз, два...
Юрков ринулся. Биолит окна был столь прозрачен и тонок, что, казалось, Юрков должен был вылететь, как пушечное ядро. Смолин невольно качнулся ему наперехват. И напрасно. Стена точно моргнула; окно сузилось, утолщилось, наплыв биолита отразил Юркова, как мячик.
Смолин ахнул. Окно медленно протаяло, все обрело прежний вид.
- Таким вот образом, - потирая плечо, сказал Юрков. - Динамика!
- Проще было бы сделать биолит потолще, - растерянно проговорил Смолин.
- Это еще вопрос, это еще вопрос, - Юрков чуть усмехнулся. - О, вы еще не представляете, каков наш дом! Ладно, продолжим осмотр. Здесь кухня, здесь ванная, здесь туалет... Все в стандартном исполнении. Точнее, квазистандартном, но не стоит задерживаться, ничего интересного... Воду, между прочим, подает сам дом; как бы глубоко ни лежал водоносный горизонт, центровая опора дотянется до него не хуже, чем древесный корень. Здесь сауна... Здесь, здесь...
Юрков тараторил, это мешало Смолину хотя бы немного свыкнуться с домом. Волочась за Юрковым, он лишь рассеянно кивал в ответ.
- Не ощущаете ли вы какого-нибудь запаха? Спертости?
- Что? Нет, воздух свежий.
- Лесной, обратите внимание, во всех помещениях свежий лесной воздух! Это при том, что в доме непрерывно идут реакции обмена. Даже кирпич пахнет, а уж живое вещество... Но попробуйте-ка отыскать вентиляцию. Или найти где-нибудь щелочку. Глухо! Везде полная герметичность. Нет вентиляции в обычном смысле этого слова, нет никаких отдушин, нет сквозняков, а воздух прекрасный. Видели вы что-нибудь подобное?
- Сознаюсь, нет.
- Догадываетесь, как это устроено?
Смолин покачал головой.
- Это все дом, - Юрков благоговейно понизил голос. - Дышат, вентилируют окна. Миллиарды невидимых устьиц, и без ущерба для прозрачности - каково? Вот почему мембрана такая тонкая. Все рассчитано, и как рассчитано! Когда-то дом называли "машиной для жилья". Лучше было бы назвать его консервной банкой... Тут все иное. Функционально наш дом - организм. Как всякий организм, он стремится поддерживать внутри себя некий оптимум среды. Принцип гомеостата! Но... Есть одно главное, важнейшее отличие. Оптимум для него - мы с вами. Мы его задаем. Мы!
Юрков многозначительно поднял палец. Его глаза сияли восторгом, и, конечно, следовало восхититься, изумленно выдавить из себя что-то, но Смолин почему-то не мог и этого.
- Интересно, - сказал он отрывисто. - Мы оптимум дома. Это как понимать?
- Но это же ясно! - потрясение вскричал Юрков. - Ни один дом не способен самоподдерживаться, тем более охранять человека. Только наш дом может беречь себя, как это было с окном, и беречь человека. Растение, реакции которого ускорены в миллион раз! Пусть налетает буря, землетрясение, приходит Аттила с пушками - можете спать спокойно...
- Виноват! У Аттилы не было пушек.
- Не все ли равно? Важно, что дом пустит добавочные корни, мгновенно упрочит стены, словом, приспособится. Так, верю, было бы и в природе, если бы не скудный лимит энергии. Ну а мы этим не связаны.
- Что ж, прекрасное жилище для бурных планет...
- Идеальное, идеальное! Ведь главное отличие нашего дома от всех творений природы и техники вот в чем. Растение существует ради самого себя. Машина целиком принадлежит нам, но это, увы, инертное физическое тело. Мы скрестили оба типа эволюции, взяв достоинства обеих и устранив недостатки. Вся основная программа жизнедеятельности дома состоит в обеспечении человеческих нужд, как своих собственных. Вся! Если бы у дома имелся хоть проблеск разума, он осознал бы нас, как свою наиважнейшую часть, душу, если хотите. Воздух - для нас, вода - для нас, тепло, безотказность, изменчивость тела - все, все только для нас!
- Гениально! - не выдержал Смолин. - А как насчет галушек?
- Ч-ч-чего? - Юрков поперхнулся. - Каких галушек?
- Со сметаной. Тех самых, которые прыгали Пацюку в рот. Не помните? Был, знаете, в старину такой писатель - Гоголь, он все это изобразил.
Юрков рухнул в едва успевшее развернуться под ним кресло.
- Да-а, - протянул он, задумчиво глядя на Смолина. - Что искали, то и нашли. Человека знакомят с чудом техники, а в ответ... Яркая и откровенная реакция, спасибо.
Смолин смешался.
- Извините, я, может, чересчур резко... - Он смущенно покраснел. - Не знаю, что на меня нашло... Простите! Вы так обожаете свое детище, что, конечно...
- Оно не совсем мое, к сожалению! Как техносоциолог я причастен больше к его опробованию.
- Все равно вы гордитесь, восхищаетесь домом, а я...
- Это верно.
- И он, поверьте, достоин восхищения! Это не комплимент. Как я представлю себе, что все это - стены, краны, дышащие, оберегающие себя окна, творящий мебель пол - вся эта немыслимая сложность только что была кристаллом, записью в нем, - меня берет оторопь! Да, вы превзошли природу, от всей души поздравляю.
- Спасибо. Только какая это сложность... - Юрков слабо махнул рукой. - Гордишься, гордишься, а как представишь, что мы сами, наши глаза, способные плакать, неутомимое сердце, познающий вселенную мозг, все, все возникло из сгустка ничтожных молекул, было в них просто записью, кодом... Куда нам до природы! Ладно! Я не сержусь на вас, наоборот. Но что-то вам в нашей новинке очень и очень не нравится. Что?
- Видите ли, - подбирая слова, Смолин прошелся по комнате. - Дело в том... Нет, сначала такой вопрос. Отчего вы мне - именно мне! - предложили свою экспериментальную новинку? Мои вкусы, привязанности...
- А! Ими и обусловлен выбор.
- Еще одна загадка?
- Наоборот. Я слишком долго вас поражал, заинтриговывал, чем и заслужил отповедь. Дом экспериментальный, но не в техническом смысле, тут все опробовано. Он, как вы догадываетесь, сулит переворот в образе жизни всего человечества. Поэтому заранее надо знать, кто и как его воспримет. По отношению к прогрессу всегда можно выделить тех, кто приветствует любую новинку, только потому что она новинка, и тех, кто сразу встречает новшества неприязнью. С этими малочисленными группами все ясно, об эволюционном значении таких крайностей можно прочесть в школьном учебнике. Теорией социогенеза мы не занимаемся, мы ею пользуемся. Нас интересует реакция той обширной части человечества, которая не спешит довериться новизне. Вы - типичный ее представитель.
- Весьма признателен, - сухо сказал Смолин. - Лестно услышать, что тебя считают типичным консерватором.
- Умеренным, умеренным! - Юрков тонко улыбнулся. - Разве это оскорбительное понятие? Мы не в двадцатом веке, как вы справедливо заметили. Нет, что я? Вижу, настал мой черед извиняться!
- Ну вы ловкач! - восхитился Смолин. - Сумели поставить себя в выгодное положение.
Улыбка Юркова стала еще ослепительней.
- Просто мне нужны откровенные отношения без расшаркивании и полупоклонов. Но если вы все еще сердитесь...
- Вы мне еще напомните школьную пропись о значении балласта, который не дает кораблю перевернуться, как бы там прогрессисты его не ускоряли! Хорошо обменялись любезностями - квиты. Я тоже за откровенные, деловые отношения. Что вам от меня надо конкретно?
- Пока - предварительная, после первого знакомства, критика дома.
- Будет, не беспокойтесь.
Смолин с натугой воздвиг себе кресло и уселся напротив Юркова.
- Не хочу останавливаться на мелочах. На окнах, которые так совершенны, что их нельзя распахнуть, хотя иногда приятно дать ветру погулять по комнате.
- Согласен, - кивнул Юрков. - Дом слишком оберегает свою целостность, это оборотная сторона его достоинств. Мы надеемся, что в перспективных моделях...
- Пустяки! А вот даете ли вы себе отчет в том, что вы сделали? Вы сняли последнюю узду с потребности человека селиться там, где ему вздумается. Прекрасно! А результат? Дома, возникающие с легкостью грибов, мигом заполнят Землю. Кроме заповедников, очень скоро не останется ни одного нетронутого уголка. Ни единого! Неужели история с автомобилями нас ничему не научила? Те хоть быстро ржавели. А миллиарды ваших домов - да легче чертополох выкорчевать! Во что мы превратим планету? Во что?
- Верно! - Юрков хлопнул себя по колену. - Всякий клочок земли - стройплощадка! Это и есть ваше главное возражение? Других нет?
Смолин заколебался. Было еще что-то, вероятно, важное, какое-то ощущение, но его не удавалось выразить.
- У меня пока все, - сказал он, помедлив. - Чему вы радуетесь?
- Сейчас объясню. Миллиарды новых домов, говорите? В каждом уголке Земли? А как насчет сотен миллиардов? Триллионов? Вы убеждены, что хозяйствуете в этом доме временно, что он предназначен для всех. Ошибка! Едва мы закончим испытания, каждый человек получит возможность выращивать себе дом по вкусу. Каждый! И столько, сколько захочет. Вот истинная перспектива. Да не смотрите на меня так! Сейчас я вам кое-что покажу. Идемте, идемте!
Бурный порыв Юркова подхватил Смолина, точно смерч, и вынес в прихожую.
- Здесь, - палец Юркова торжествующе уперся в гнездо энергобатареи, - скрыта важнейшая особенность дома. Подождите возражать! В чем, я вас спрашиваю, основной недостаток строительства? Человеку нужны помещения в самых разных местах планеты, много помещений - для работы, отдыха, поездок, а жить в них одновременно он не может. Отсюда масса пустых и полупустых, необходимых от случая к случаю помещений, зряшный расход пространства и материалов. Каким, следовательно, должно быть идеальное строительство? Дом есть, когда он необходим, его нет, когда нужда в нем отпала. Мы находимся как раз в таком доме.
- Неужели вы хотите сказать...
- Да!!! Отводим заслонку - раз! Здесь, как видите, находится самый банальный выключатель. Снимаем, не трогая батарею, предохранитель - два! Нажимайте.
- И... и что же?
- Дом исчезнет.
Рука Смолина замерла на выключателе.
- А мы успеем выбежать?
- Пока человек хоть одной ногой находится в помещении, дом останется домом. Смелей! Так, правильно... Теперь - наружу. Не спешите, спешить не надо, все сработает с трехминутным замедлением, как в самой лучшей из мин. Это так, для страховки. Спокойно располагайтесь на травке и ждите.
Юрков тут же последовал своему совету, а у Смолина ноги будто одеревенели. Дом прямо на глазах стал мягчеть, оплывать, сминаться. Он таял, клубясь туманом. В дрожащем воздухе повисла бледная радуга. В лицо ударил тугой ветер, взметнулись заломленные ветви берез. Из мглы и вихря грозно пахнуло озоном.
Юрков спокойно посматривал на часы.
- Ровно шестнадцать минут. - Он встал потягиваясь. - Что скажете?
- Гениально. - Смолин растерянно озирал то место, где только что стоял дом, а теперь было пусто. - Мне и не снилось такое!
- Верю, - пружинящим шагом Юрков обошел место, где только что, сминаясь, клубился мрак. - Чисто поле! Дома нет, исчез, распался, отдал природе все, что взял. Из земли ты вышел... Полностью замкнутый цикл! А?
Смолин потоптался, ища следы повреждений. Пять утрамбованных лунок там, где находились опоры. В лучах солнца рыжела жухлая кайма зелени. И это было все, что осталось от дома.
Нет, не все. Возле осевшей лунки покоился цилиндр энергобатареи, а рядом лежало зеленоватое, со скошенными гранями яйцо.
- Вот! - ликуя, показал Юрков. - Можете его взять, перенести в любое место, использовать снова и снова, миллионы раз. И если вы думаете, что затраченная при строительстве энергия пропала, то вы заблуждаетесь. При распаде дома она, не считая неизбежных потерь, аккумулировалась в батарее. Более дешевого строительства, как вы понимаете, нет и быть не может.
- А этот зародыш... он тот же самый? - почему-то шепотом спросил Смолин.
- И да и нет, - весело ответил Юрков. - Дерево плодоносит, дом - тоже. Из этого "желудя" вырастет новый, не хуже прежнего дом. Что мы сейчас и увидим.
Он небрежно откатил батарею, насвистывая что-то, пошел к реалету за излучателем. Смолин тяжело опустился на землю. Голова у него кружилась. В высоком небе, совсем как в доисторические времена, скользили белые пухлые облака. Смолин прикрыл веки. "Пора бы уже и привыкнуть. Это надо же! Ну еще одна техническая революция, еще один переворот, мало ли их было..."
Снова рванул, холодя спину, ветер. Лежа на боку и жмурясь, Смолин разглядывал, как растет дом. Его дом. Дом, который возникает и исчезает с легкостью фокуса, дом, который можно унести в сумке, перебросить на другой край света, вырастить там и снова спрятать в карман. Дом, который все берет из природы и отдает природе, как дерево, как ромашка, как гриб.
- Пожалуйте на новоселье! - крикнул Юрков.
Смолин обошел дом. Здание было чуточку не таким, как прежде. Самую малость. Сохранились все главные особенности, пропорции, размеры, отличие в каких-то ничтожных деталях скорей угадывалось, чем замечалось.
- Правильно, - Юрков упредил вопрос. - Потомок никогда в точности непохож на предка. Никогда. Впрочем, однообразие приедается, так что все к лучшему.
Смолин приблизил ладонь к стене и ощутил ток сырого тепла, словно это был круп лошади.
- Существует, а? - подмигнул Юрков. - Теперь вы уж хозяйствуйте сами.
Смолин промолчал. Он прошел в дом, сам укрепил батарею, не торопясь, осмотрел все помещения. Юрков двигался за ним, храня безразличие. Воздух всюду был свежим и приятным, в кранах бодро журчала вода, экран стерео охотно переключился с программы на программу, мыслемебель, послушно изгибаясь, принимала должную форму. За окнами зеленел лес, россыпью золотых бликов сверкала излучина реки, но из складок холмов уже выползали глухие предвечерние тени.
- Ваш запас чудес, надеюсь, исчерпан? - обернулся Смолин.
- Увы! - Юрков сокрушенно развел руками.
- Дом не преобразуется в мельницу или в дракона?
Юрков каверзно улыбнулся.
- Если вы так настаиваете...
- Что, что?
- Нет, нет, я пошутил. Работы по отдаленной гибридизации не вышли из стадии теории.
- Уф! - Смолин тяжело опустился в кресло. - Послушайте, дорогой прогрессист... Не чересчур ли? Какая еще гибридизация? Чего с чем?
- Дома с реалетом. Ведь у всякого дела должна быть перспектива, не так ли? Карманный домолет, чем плохо?
- Просто замечательно, - в сердцах сказал Смолин. - Мне как раз не хватало маленького летающего домика. Вот что: нет ли у вас простой избушки?
- Избушки? Ах, это! Такая древняя, из бревен, на курьих ножках? Как же, как же: такой эмбриоэскиз разрабатывается. Рубленые стены, наличники, опоры с поворотными осями, специально для любителей сельской старины - очень, очень романтично!
- Довольно! - взревел Смолин. - Еще слово, и я такое закачу в отчете... Хочу просто, скучно пожить в вашем идеальном, без выкрутасов, домике.
- То-то же, - усмехнулся Юрков. - Сейчас принесу ваши вещи.
- Зачем? Я сам.
- Нет, уж позвольте. Устроить вас - моя обязанность.
Опережая Смолина, он скользнул за дверь. Пожав плечами, Смолин остался в кресле.
Его охватило молчание дома. Оно стояло в нем, как вода. Ни звука, ни колебания, полная, как в зачарованном замке, неподвижность.
Не совсем, впрочем. Косые лучи солнца высвечивали пылинки, и можно было заметить, что стены притягивают к себе этот светлый порхающий рой. Дом давал о себе знать, он был спереди, сзади, он всюду присутствовал как незримый, бесстрастный, угодливый слуга. У Смолина напряглись мышцы плеч, затылка. Только сейчас до его чувств дошло, что он находится не просто в стенах, а внутри организма, который дышит, присматривает, живет своей скрытой жизнью.
Резко вскочив, Смолин подошел к окну. Вдали сахарно белели зубцы гор. На лугу тени берез кое-где уже сомкнулись с тенями леса, но золотисто-зеленые прогалы света еще преобладали. Мир был спокоен, тих и привычен. Напряжение отпустило Смолина. Он обернулся. Ничто не подсматривало, не следило, не дышало в затылок, комнаты были как комнаты - просторные, уютные. "Консерватор ты консерватор, - корил себя Смолин. - И вправду консерватор. Ну жили в пещерах, в небоскребах, пора перебираться в эмбриодом. Вопрос привычки - только".
Вблизи ощущался запах материала, смутный и терпкий, какой иногда накатывает на лесной поляне. Смолин погладил стену. На ощупь материал напоминал дерево, гладкую сосновую доску. Пальцы ощутили прохладу, но это не был холодок камня, пластобетона; так холодить могла бы кора ольхи в укромной тени полудня.
Ощущение хотелось продлить, но все прерывал какой-то невнятный шум за притворенной дверью прихожей.
- Вам помочь? - крикнул Смолин.
- Пустяки, - донеслось оттуда. - Один крошечный момент...
Глухо бухнул удар.
- Юрков!
- Сейчас, сейчас... Не беспокойтесь...
Смолин кинулся в прихожую и замер оцепенев. Взъерошенный Юрков, зло бормоча что-то, возился перед закрытой наружной дверью. Нигде не было и следа вещей, которые он вызвался принести.
- Что с вами?!
- Ничего, ничего, абсолютно ничего, так, маленький непорядочек... Я мигом...
Пряча взгляд, Юрков навалился плечом на дверь, но та не шевельнулась.
- Она заперта! - изумился Смолин.
- Вот еще, - пробормотал Юрков. - Вовсе она не заперта, кто же теперь ставит запоры... заело, вот что! Давайте вместе - разом...
Не веря себе, Смолин кинулся на помощь. От дружного толчка дверь слегка прогнулась.
- Ага! Еще немножко...
- Юрков! - Смолин в ужасе схватил его за руку. - Смотрите.
- Что?
- Стена срастается с дверью!
- Вы с ума сошли...
- Зазор оплывает! Глядите!
Багровое от усилий лицо Юркова побелело.
- Ну-ка, быстро, с разбега! Раз, два...
От таранного удара дверь снова прогнулась.
- Поддается!
Ничего подобного. Казалось, они налетают на скалу.
- Послушайте! - задыхаясь, сказал Смолин. - Что это значит? Мне это не нравится.
- Мне тоже, - осевшим голосом ответил Юрков. - Этого просто не может быть... Не может!
- Но ведь факт! Как мы теперь отсюда выйдем?
Юрков затравленно огляделся.
- Попробуем еще раз.
- Это ничего не даст, мы пытались.
- А, черт! Может быть, она утоньшится. Нас не убудет еще от одной попытки.
- Хорошо, хорошо...
Они отступили в дальний конец прихожей и ринулись. У Смолина от удара потемнело в глазах.
- Славное занятие, - прошипел он, морщась от боли. - Слушайте, вы, часом, не перепутали зародыш? Может быть, это блиндаж, тюрьма для каких-нибудь там любителей старины?
- Смейтесь, смейтесь, - угрюмо, потирая плечо, сказал Юрков. - Невероятно, но дом нас, похоже, замуровал.
- Так вызовите техпомощь!
Юрков исподлобья взглянул на Смолина.
- Техпомощи не будет.
- Это еще почему?
- Наши видеофоны остались снаружи. В реалете, если вы помните.
Машинально Смолин тронул запястье, где всегда, сколько он помнил, был браслет, необходимый и привычный как воздух.
Пусто!
Юрков уныло развел руками.
- Но это же ни с чем не сообразно! - вскипел Смолин. - Это, это... Куда вы?!
Но Юркова уже не было в прихожей. Вбежав в комнату, он лихорадочно сформировал табурет и что есть силы грохнул им по окну.
Табурет смялся.
- Так я и думал, что оно успеет утолщиться. - Юрков отшвырнул табурет и заметался по комнате. - Ну что вы молчите?! Ругайте, проклинайте, я ничего не могу понять! Дверь... и никакого выхода.
Смолин растерянно молчал.
- Хорошо, - яростно проговорил Юрков. - Хватит крысиных наскоков. Будем логичны...
Он снова заметался по комнате.
- Успокойтесь, - мягко сказал Смолин. - Что тут такого? Люди испокон века теряли ключ от квартиры. Помню, в одной старой книге была смешная история о голом человеке, который ненароком захлопнул за собой дверь... Меня - нет, а вас наверняка хватятся не сегодня, так завтра.
- Скажите лучше - через месяц! И надо же так совпасть! Сегодня ночью я собирался вылететь к жене на Марс, и все знают, что меня долго не будет.
- Но ваш отчет...
- Предварительный никому не нужен, а окончательный... Вы собирались уединиться на месяц, не так ли?
Смолин тихо рассмеялся.
- Вы находите наше положение столь забавным? - проворчал Юрков.
- Отчасти - да. Извините... Я забыл, что для вас это не просто приключение. Впрочем, вашей вины тут нет.
- Дело не в этом. - Юрков с треском опустился в кресло. - Я понятия не имею, что произошло с домом, и это меня больше всего тревожит, Что он задумал?
- Задумал?! Вы же сказали, что он не...
- Он разумен не более, чем береза, не придирайтесь к слову. И все-таки он повел себя самостоятельно. Нарушена программа, чего быть не может!
- Гм... - Смолин тоже уселся. Оранжевый луч заходящего солнца пересек его колени. - Я, конечно, не эмбриотехник, но на досуге люблю возиться с цветами. Программа, самостоятельность, она же свобода воли... Тут надо разобраться не торопясь.
- А ничего другого нам просто не остается, - желчно ответил Юрков. - Не вижу выхода, хотя он должен, обязан быть, и позор нам, если мы его не найдем!
Он стукнул кулаком по подлокотнику.
- Да, глупо, - согласился Смолин. - Просто нелепо! Вы говорите - нарушена программа. Какая? Все, что делает растение, оно делает ради самосохранения. Себя, потомства, вида... Собственно, так поступает любое существо. Эта программа, насколько я понял, присуща и дому.
- Разумеется! Но основная его программа - сохранение обитателей. Нас то есть. И она нарушена.
- Так ли? Поступок дома - ведь то, что он сделал, можно назвать поступком? - по-моему, не противоречит ни той, ни другой программе.
Юрков отчаянно замотал головой.
- Нет, вы не понимаете! Дом вышел из повиновения. Вторая программа исключает это начисто.
- В ней есть четкая, однозначная на этот счет команда?
- Ну, не совсем так. Имея дело с генетикой, нельзя регламентировать все до мелочи. Задан общий принцип.
- Ах, общий принцип! - Смолин кисло улыбнулся. - Однажды, роясь в литературе, я наткнулся на древний юридический казус. Двое плечистых мужчин, встречая на темной безлюдной улице одиноких женщин, всякий раз очень вежливо просили у них денег взаймы. Мужчины не угрожали, их оружием была сама ситуация того времени, страх перед возможным насилием. Но формально они не нарушали закон, потому что нелепо запрещать кому бы то ни было просить взаймы даже у незнакомых. После поимки этих грабителей пришлось дополнять закон.
- Опять вы уподобляете дом разумному существу, - поморщился Юрков. - Он испытан сотни раз и никогда...
- А дом не мог мутировать?
- Мутировать?!
- Ну да. Или он не подвержен мутациям? Генетика-то ведь схожая.
Юрков непонимающе уставился на Смолина.
- Позвольте! Теоретическая вероятность такой мутации... Да с чего ему, собственно, было мутировать?
- Ну, мало ли что... Космическая радиация, какие-нибудь вещества почвы...
- Не считайте создателей дома олухами, - отрезал Юрков. - Конечно, они учитывали возможность мутаций. Предусмотрены были все известные факторы и...
Юрков замер с открытым ртом.
- Идиот! - взводил он, подскакивая. - Нет, это надо же быть таким метафизиком! Ах, чтоб нас всех... Слушайте, у вас поразительный ум!
- Так я угадал?!
- Да о том ли речь! - жестикулируя. Юрков забегал по комнате. - Мгновенная приспособляемость, другое качество эволюции, иной тип, что там наши жалкие мутации, нет, это перевернет теорию, что там - создаст новую! Вы понимаете, понимаете?! Биологическая эволюция - это мутации и отбор; прогресс техники тоже своего рода мутации - изобретения и открытия, и тоже отбор. А в новом, гибридном типе эволюции должны или нет быть свои, особые случаи мутации и отбора? Еще как, безмозглые мы диалектики! Какова первая, основная цель дома? Правильно, самосохранение. Наш приказ дому уничтожиться - противоречит он ей? Еще бы! Однако воспрепятствовать своей гибели дом способен не больше, чем дерево порубке. Но... При каких, спрашивается, условиях "программа смерти" не реализуется, даже если пусковая кнопка нажата? Ага, вы уже догадались! Она не будет выполнена тогда и только тогда, когда в доме находится человек. Вот и все! Дом сотни раз умирал в экспериментах, и ведь это эволюция, это отбор. И дом научился, как обойти запрет, не нарушая его. Заточив нас, он обрел бессмертие, мы сами его создали вечным, пока сияет солнце!
- А как же вторая программа? - воскликнул Смолин. - Хотя...
- Вот именно! - Юрков ликующе потер ладони. - Его действия вытекают из обеих программ. Ведь заботиться о человеке как о самом себе дом может лишь тогда, когда человек находится в нем. Только! Нет, это просто поразительно. Ударьте дерево топором, и порез заплывет. А чем не рана открытая дверь? Сходится, все сходится! Слушайте, это грандиозно... Мы создали особый тип эволюции и думали, что идеально приспособили ее к себе. А она тут же внесла поправку, идеально приспособив нас. Гениальный дом, нет, каково?!
- Замечательно, - сухо сказал Смолин. - Я вне себя от радости, что стал объектом оптимального приспособления своего жилища к своей персоне. А вот что мы будем есть в своем заточении?
- Да-а... - Юрков сник. - В перспективных моделях будущего мы рассчитывали научить дом выращивать любую пищу, но в этой хижине... - он почесал затылок. - Боюсь, что при всей своей гениальности дом не сообразит нам бифштекс. Ничего, теперь мы выяснили причину, знаем, что дом не обезумел. Подумаем, как перехитрить его, время есть.
Опустив голову, Юрков зашагал по комнате. Смолин растерянно следил за ним. В молчании прошло десять минут. Двадцать. Полчаса. Вечерние тени окончательно затопили луг. Вдали над сизо-дымчатыми холмами медленно розовели снежные пики гор. В пока еще светлом небе реяли стрижи. Смолин перевел туда взгляд. Реалет с опущенными крыльями был так близок от окна, что мысль о его недостижимости не укладывалась в сознании. С детства привычная возможность в любое мгновение переместиться куда угодно раньше не замечалась Смолиным, как дыхание, и то, что случилось теперь, все еще казалось ему нереальным. Он пробовал избавиться от этого ощущения, но не получалось.
Заперты! Чувствовал ли что-нибудь дом? Нет, конечно. Если бы он чувствовал, то всякий уход человека причинял бы ему страдание, как потеря самого дорогого, ради чего он живет на земле. Его бы, верно, корчило от боли. Но как-то он все это ощущал, все-таки ощущал.
- Нельзя ли с ним как-нибудь вступить в переговоры? - не выдержал Смолин. - Есть же контакт на уровне мыслемебели.
- Глупо, но я уже пробовал ему кое-что внушить, - отозвался Юрков. - Нет, способности дома воспринимать остались сродни способностям грибницы под воздействием тепла выращивать шампиньоны. Здесь сложней, но уровень общения тот же.
- Стоит пожалеть, что дом безмозгл.
- Пожалуй. Прогресс эволюции - это еще и прогресс сознания, и, мысленно обращаясь к дому, я кое на что надеялся. Пустое! Вот в перспективе...
- Вы еще можете думать о перспективе? После такого урока?
- А как же! Новые свойства - это новые возможности. Урок? Что ж, огонь жжется, радиация умерщвляет, но без них не было бы цивилизации. Ничего, справимся. Не знаком ли вам какой-нибудь сигнальный код?
- Увы!
- Я тоже его не знаю. Жаль. В темноте мы могли бы сигналить окнами.
- Можно просто включать и выключать свет.
- Безусловно. Место, однако, глухое, а если кто и заметит... Я бы лично решил, что это какая-то забава. Бедствие? Нелепо. Видеофона у них нет, что ли? И реалет под окном. А праздно любопытствовать, соваться, когда не просят, - не в прошлом веке живем.
- На вторую или третью ночь мигания, положим, кое-кто, надеюсь, отбросит деликатность.
Не оборачиваясь. Юрков досадливо махнул рукой. Его профиль сновал на фоне сереющих окон, и эти метания были невольным укором. Смолин тихонько вздохнул. Ему что, ответственность не на нем. Сколько дней человек может голодать? Эх, знать бы эмбрионотехнику... Чем такой, как он, профан может помочь? Чем?
- Подать сигнал, подать сигнал... - бормотал Юрков. - Что-то должно вырваться из дома... Допустим: свет - с ним ясно; звук... отпадает. Вода? Открыть все краны, заткнуть отверстия слива, затопить дом. Тогда, тогда... А, как вы думаете?
- Не понимаю, что это нам даст.
- Нарушится оптимум, дом будет вынужден... Вероятно, он сделает новые отверстия.
- Шириной в крысиный лаз?
- Вы правы. Может быть... - Юрков заглянул в окно. - Нет, тоже ерунда.
- Что именно? Пустить ручей, по нему кораблик с запиской?
- Представьте себе! - Юрков невесело рассмеялся. - Вот до чего дошло... Право, я начинаю сомневаться, кто же из нас глупее - я или дом. Все, точка. Будем действовать строго по научной методе. Я тебя перехитрю, сволочь безмозглая!
Юрков погрозил кулаком, и этот нелепый жест показался Смолину естественным. Он поймал себя на том, что, вопреки рассудку, воспринимает дом как одухотворенное, может быть, злонамеренное существо. Очень хотелось есть, не так, как в детстве, когда, заигравшись, он пропускал обед, а неотвязно, постыдно, сосуще.
На вершинах погас последний отблеск зари. В темном зените вдруг вспыхнул, разгораясь, сиреневый импульс дальнего космического рейсовика. "Старт с орбиты семь", - машинально определил Смолин. Сверкающий аметист тихо дрожал в ночном небе. Юрков со вздохом опустился в кресло. Черным всполохом, - Смолин даже вздрогнул, - метнулась за окном летучая мышь.
Из угла доносилось невнятное бормотание. Потом оно стихло. Потом...
- Как я и ожидал, все очень просто, - Юрков с шумом поднялся. - Выход кроется в элементарном силлогизме: для дома мы часть его самого, тогда как обратное утверждение неверно. Отсюда следует, что мы можем и должны умертвить дом.
- Как? - подскочил Смолин. - Каким образом?
- Самым банальным, - Юрков ласково погладил спинку кресла. - Какая замечательная выдумка - мыслемебель... Я всегда считал, что у человека есть только один серьезный враг - собственная глупость. Ведь мы сейчас внутри организма, не так ли? Совсем как бактерии.
- Ну и сравнение!
- Не верно разве? Во всяком случае, ничто нам не мешает превратиться из смирных обитателей в свирепых.
- Не понимаю...
- Дом обязан выполнять свои функции, все функции. Обязан! Человек не послушается приказа приседать до разрыва сердца, а вот дом не определяет, какой приказ дурацкий, а какой нет. Это и даст нам свободу.
- Опять загадки?
- Извините, я, похоже, неисправим. Замысел прост до примитивности. Что мешает нам проломить окно? Способность материала самоутолщаться. При каких условиях окно не будет самоутолщаться? Тогда, когда в доме не станет энергии. Солнечной энергией он как следует не запасся, а батарею... батарею мы отключим.
- А-а!
- То-то же! Все непонятное только кажется сложным. Живей за дело, и я, может быть, еще успею на свой марсолет!
- Постойте! А если мы не успеем выбраться до того, как дом перестанет дышать?
- Поставим батарею обратно, вот и все. Но мы успеем.
Юрков рысцой выбежал в прихожую и минуту спустя вернулся с цилиндром в руках.
- Наконец-то, - сказал Смолин. - Это нелепо, но пока вас не было, мне померещилось, что дом разгадал наши планы...
- И заблокировал батарею, - весело кивнул Юрков. - Знаете, у меня мелькнула похожая мысль. До чего же сильны первобытные страхи! Та-ак, теперь поработаем.
- Что надо делать?
- Все! Пустим воду - пусть качает. Погорячей, погорячей, будет лишняя трата... Зажжем всюду свет, включим стерео - играй дом! Ловите что-нибудь побравурней. Так, прекрасно, лунная станция, катание на льду под звуки "Турецкого марша" - это нам соответствует... Какие прыжки! Теперь громоздите мебель. Побольше, навалом, живей! Начали.
Ничего более безумного Смолин припомнить не мог. Грохотала музыка, сияли стены, из сауны валил пар, призрачно вихрились танцоры, шипела вода в кранах, а они с Юрковым метались среди этого хаоса, громоздя столы, стулья, диваны, кресла, все дикое, перекошенное, как их скачущие мыслеобразы. Пол от раскачки ходил ходуном, и еще приходилось увертываться от каких-то скамеек, табуретов, соф, которые в самый неподходящий момент возникали по прихоти Юркова, а под ногами крутился забытый цилиндр батареи, но было не до него, не до мелочей, лихое неистовство завладело Смолиным. В запотевших окнах угрюмо чернела ночь.
- Наддай, наддай! - кричал Юрков, скача, как дьявол.
От этого неистовства путались мысли, изнемогая, стучало сердце, и дом тоже изнемогал - все более вяло формировалась мебель, не так победно шумела вода, уже не слепил глаза свет, и даже движения танцоров, казалось, замедлились.
Скрежетнув, на полутакте оборвалась музыка.
- Уже немного... пустяк остался, - задыхаясь, проговорил Юрков. - Дружней, поднажмем!
Внезапно его глаза расширились. Он с воплем кинулся на пол, хватая цилиндр, с которого от тряски слетел колпачок. Что-то бледное, как подземные корешки, шевелились возле контактов, петлями охватывало батарею.
- Держите!!! Дом нащупал ее!!!
Остолбенев, Смолин смотрел, как корчится Юрков, стремясь отодрать цилиндр, как пол выбрасывает все новые шевелящиеся отростки.
- Да помогите же!!!
Крик вывел Смолина из столбняка. Они навалились вдвоем. Бешеным усилием удалось приподнять край цилиндра, но другой будто прирос к полу.
- Неважно, неважно, - тяжело шептал Юрков. - Лишь бы дом снова не дотянулся до контактов... Осторожней, сами их не коснитесь.
Ловким движением Юрков подсунул руку под свободный торец, полуобнял его.
- Вре-е-ешь, не удастся... Где колпачок?!
Но его нигде не было, он затерялся в хаосе мебели.
- Тащите, тащите!
Смолин едва не завопил, когда выросший сбоку отросток коснулся его руки. Юрков локтем пытался прикрыть контакты. Отростками, казалось, овладела растерянность. Они не выпускали цилиндр, но свободные корешки двигались беспорядочно. Их шевеление напоминало взволнованное колыхание ресничек росянки, которая слепо и упорно пытается нащупать близкую добычу.
Минуту-другую ничего не было слышно, кроме сопения людей и сиплого шипения кранов. Свет комнаты явственно и быстро желтел.
- Главное - удержать, - хрипло сказал Юрков. - Экономьте усилия, скоро все кончится. Как он, однако...
- Кто?
- Дом, кто же еще! Стебель тянется к свету, корень к воде, а он сразу... Нет, какова реакция! Какая молниеносная перестройка тканей... И это в агонии!
- Отростки замерли. Может, отпустим?
- Ни в коем случае! Наше счастье, что дом ослабел, прежде чем контакты случайно коснулись пола, и дом почуял источник энергии. Но он продолжает его искать - смотрите! Стоит хоть одному отростку дотронуться... Пригните вон тот...
- Свет гаснет...
- Рано, рано! Вспомните, как ведет себя утопающий и держите, держите! Стоит дому завладеть батареей - плакала наша свобода.
- Держу, держу...
Свет мигнул пару раз, словно дом хотел рассмотреть что-то, и погас. В серых пятнах окон медленно проступал узор созвездий.
Прохрипев, смолкли краны.
- И в самом деле похоже на агонию, - прошептал Смолин.
- В доме еще тлеет жизнь. Что-то скользит по моим пальцам.
- Вы думаете, он будет до самого конца...
- А что ему остается?
Смолин вздрогнул.
- Воздух! Может быть, лучше...
- Отпустить и замуровать себя? Ничего, удушье не бывает мгновенным - успеем.
- Вы ручаетесь, что окно сразу поддастся?
- Да, если ударить посильней.
Пол, казалось, вспотел от усилий - такой от него исходил теперь запах. Преодолевая брезгливость, Смолин пошевелил в темноте рукой, пока не нашарил какой-то отросток. Тот слабо ворохнулся. Словно теплый осязающий кончик мизинца прошелся по ладони. Это было невыносимо - Смолин тут же отдернул руку. Мертвая тишина дома больше не могла обмануть. В нем шла напряженная, жуткая своим безмолвием борьба. Живо представилось, как перестраиваются, агонизируют его ткани, как по всей массе дома в лихорадке снуют сигналы, мечутся связующие организм токи, слабея, гаснут, а дом инстинктом последнего усилия ищет приток спасительной энергии, ищет безумно, слепо, неотвязно, даже не ощущая, словно огромный, подсеченный ножом гриб... Или человек в беспамятстве, наедине с подступающей смертью.
Смолин почувствовал, что задыхается. Показалось? Он судорожно глотнул воздух, и новый вздох, вместо облегчения, перехватил горло тяжелым удушливым запахом, столь внезапным и тошнотворным, что сердце заколотилось в панике, а виски пронзила резкая боль.
- Послушайте, Юрков...
Судорожная возня вместо ответа. Вентиляция отказала... Так скоро?! Не может быть!..
- Я задыхаюсь...
- Спокойно! Держу отросток... Почти дотянулся, гад...
- Воздух... Дайте дому энергию, дайте!
- Без паники! Это запах дома, продукт его распада, он скапливается внизу... Удержу один, вы - бросайте! Живо к окну, слышите?
Смолин хотел вскочить - подкосились ноги. Перед глазами, вращаясь, замельтешили красные пятна. Воздуха как будто не стало. Горло, легкие забило что-то тягучее, вязкое, удушающее.
"Дом... Здесь все ускорено!.. Он умер и выделяет, выделяет... Надо... успеть..."
Он дотянулся до чего-то, пошатываясь, встал. Боль в голове душила ужас, изумление, все. Как из другого мира, доносилось чье-то хрипение.
"Шипят краны?.. Нет, это Юрков... Просчитались... Среда дома - ловушка... Ну, еще шаг..."
Руки ухватили что-то тяжелое. Оторвали от пола. В окне, отдаваясь болью, пронзительно горело созвездие.
"Туда, в созвездие... Не смей падать, дрянь!.."
Руки, тело бросили тяжесть прямо в центр пылающего созвездия. Оно взметнулось, и Смолин ощутил, что сам он откидывается, падает, падает, и дикая боль в мозгу блаженно стихает.
Погасло все.
...Мгновение, вечность? Темнота, укол звездного света, что-то мокрое стекает по лицу...
- Очнулись?
Чьи-то руки бережно приподнимают, мокрое лицо холодит воздух, под ухом такой знакомый голос. Юрков?
- Я... я разбил окно?
- Все, все в порядке. Нет, вы его не разбили.
- Значит, вы отдали...
Короткий смешок.
- Темно - видите? Я не отдал.
- Но как же воздух... Вы?
- Дом. Вглядитесь.
Смолин приподнял голову - это удалось без всяких усилий. Оглушающей боли как не бывало. Перед глазами было окно. Его испещряли тысячи искристых точек, и звезды терялись в этой алмазно мерцающей черноте.
- Последним, самым последним усилием, - зашептал Юрков, - дом раскрыл, разорвал все свои устьица. Ведь дыхание - важнее всего.
- Для кого? - Смолин сжал руку Юркова. - Для кого?
- Для нас, конечно, - в голосе Юркова послышалось удивление. - Все, что дом делал, он делал только для нас. Он и перед гибелью позаботился о нашей... нашей сохранности. Мы его душа, как-никак.
Юрков снова издал короткий смешок. Смолин, неловко опираясь на его плечо, встал.
- Можете сами двигаться? - спросил Юрков.
- Как видите...
- Тогда не будем терять времени. В темпе, в темпе! Разобьем окно и помчимся. Ах, как неладно все получилось! Теперь, я думаю, вы и близко не подойдете к дому, как бы жестко мы его ни запрограммировали.
- Ничего вы не понимаете, - неожиданно для самого себя проворчал Смолин. - Нам жить с домом, но и дому жить с нами. Тут надо искать общий язык, а это занятие как раз для неторопливых...
Дмитрий Биленкин. Гениальный дом


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация