Дмитрий Биленкин. Как на пожаре






ВКЛЮЧИЛАСЬ ПЕРВАЯ ПРОГРАММА. Аппарат лег в дрейф вокруг Звезды. Раскрылись щитки, выдвинулись локаторы. Тело, скользящее в холодных пространствах, стало похоже на махровую черную розу.
Датчики, как губки, впитывали информацию. Иногда по бокам аппарата вспыхивали язычки огня. Тогда его орбита петлей захлестывала бег то одной, то другой планеты. Но к их поверхности разведчик не приближался.
Внезапно приборы разведчика поймали радиопередачу.
ВКЛЮЧИЛАСЬ ВТОРАЯ ПРОГРАММА. Аппарат сошел со звездоцентрической орбиты. Теперь он узил круги над избранной планетой. Его аналитический блок ловко и быстро препарировал все радио- и видеосигналы, идущие оттуда. И когда структура языков чужого мира перестала быть тайной, ВКЛЮЧИЛАСЬ ТРЕТЬЯ ПРОГРАММА.


- "Эридан", с ума спятили!!! На четвертую, говорю, четвертую! Что-о?! "Плутон", вас еще не хватало...
Что "Эридан" валился из космоса с неисправными двигателями - ладно, это было полбеды. Что сеть внеземных станций уподоблялась теперь посудной лавке, куда попал слон, - тоже, но авария "электронного мозга" в расчетном центре! Теперь все зависит от самообладания Тан Ростова, проворства рук главного диспетчера и крепости его голосовых связок. Если бы в диспетчерской разом занялись огнем все четыре угла, суматохи было бы меньше. Видеофоны неистовствовали, как болельщики в минуту гола, наземные службы орали сразу по пяти каналам, на пульте бились в истерике операционные сигналы, а тут еще вышел на связь "Плутон"!
- Немедленно! - взмокшие помощники вздрогнули, как от удара тока. - Всех переключить на вспомогательные центры, всех!
- "Плутон" не получил от вас команды, непорядок, - жирным голосом напомнил о себе орбитальный грузовик.
- Катитесь к черту! - взвешенно огрызнулся Ростов, отчаянно нажимая кнопки на пульте. - "Эридан", эй, "Эридан"!
- Буду жал...
Главный диспетчер локтем (пальцы были заняты) вырубил связь с "Плутоном". Ему было не до орбитального, ни до чего на свете, кроме "Эридана". Он с силой оттолкнул руку помощника, сующего трубку видеофона. И тут, как назло, заглушая слова, на волну "Эридана" полезла посторонняя передача! Ростову захотелось стукнуть олуха по темени.
- Эй, на волне 8119, убирайтесь прочь! Сию же секунду!!! Да не тебе "Эридан", не тебе... 17-15, даю "Эридану" 17-15, сектор "В"! Подтверждения не слышу!
Еще бы! Наглец и не думал убираться с волны. Он шпарил что-то свое, и голос "Эридана" тонул в помехах, как писк комара в реве буйвола. Тан зашелся от ярости.
- Вон из космоса!!! - заорал он так, что дневной свет в глазах пошел красными пятнами. - 8119, убирайся вон!
Кажется, помогло. Волна очистилась. "Эридан", наконец, уразумел, что от него требуется, расчетный центр справился с повреждением. Уф!.. Паника спадала.
И только теперь, когда можно было сесть в кресло и закурить сигарету, память выплеснула в сознание обрывки фраз из той, посторонней передачи. Главный диспетчер не донес сигарету до рта. Он так и замер, выпучив глаза.


Аналитический блок разведчика трижды оценил ситуацию. Ошибки не было. В ответ на дружеское послание с планеты последовал энергичный и недвусмысленный приказ убраться. У автомата не было гордости, но она была у его создателей. Они предусмотрели возможность враждебного отказа, и потому немедленно ВКЛЮЧИЛАСЬ ЗАПАСНАЯ ПРОГРАММА.
Локаторы мгновенно убрались в гнезда, щитки захлопнулись, включился главный двигатель. Уже через час система негостеприимной Звезды, отвергнувшая дружбу древней цивилизации Галактики, скрылась из виду.
Дмитрий Биленкин. Как на пожаре